А как вы лечите своих детей?

А как вы лечите своих детей?
14.02.2014

По роду своей профессии мне нередко приходилось сталкиваться с почти жуткими историями на медицинскую тему. Как правило, отчаявшиеся мамы после визитов в местную больницу обязательно найдут, что сказать. Всегда хочется верить, что тебя негативные ситуации обойдут стороной. Но и мне пришлось на себе испытать то, с чем ежедневно сталкиваются сотни пациентов, вызывающие скорую помощь или приходящие на прием в сосновоборскую поликлинику.

«Ну что опять в Сосновоборске случилось?»

Болезнь детей всегда вызывает страх. И, конечно, стараешься искать помощи у специалистов. В моем случае у двухлетнего сына поднялась температура, появился кашель. Первым делом вызвала педиатра. Пришедший на прием врач рекомендовала нам пить сироп от кашля, пользоваться аэрозолем и принимать противовирусный препарат. Лекарства принимали согласно рецепту, но самочувствие малыша только ухудшалось. К вечеру воскресенья сил смотреть на увядающего ребенка не было. Пришлось вызвать бригаду скорой помощи: кашель был сильным и непроходящим, а температура не сбивалась жаропонижающими средствами. Врача я встречала с «горячим» ребенком на руках. Но войдя в квартиру, медики тут же затребовали с меня документы. Оказалось, что простая формальность намного важнее состояния пациента. И только заполнив все бумажки, приступили к осмотру. Врач незамедлительно приняла решение о госпитализации: «Сейчас поставим гармончик - и в путь!» На мой вопрос о болезни мне заявили: «У вас острая респираторно-вирусная инфекция, осложненная крупом».

Я собрала ребенка, и нас повезли… в Красноярск. Ехали долго. В одной больнице нас не приняли, пришлось ехать в Солнечный. В краевом центре сосновоборцам оказались не рады. Врач детской инфекционной больницы №8, куда нас доставили медики скорой помощи, встретила нас вопросом: «Ну что там опять в Сосновоборске случилось?» При этом фельдшер скорой помощи начала оправдываться: «Папа настоял на госпитализации... По словам мамы, кашель «лающий» у ребенка…» Всё это не имело никакого отношения к правдивой действительности: о госпитализации нас вообще никто не спрашивал. Но дальше началось самое интересное: действо, которое я бы назвала медицинским спектаклем. Врач детской больницы стала говорить мне, что это вовсе не круп, а ларингит. И нужно просто проводить правильное лечение. Кстати, совсем не обязательно делать это в стационаре. Однако четко и понятно ответить на мой вопрос, нужна ли нам госпитализация, врач отказывалась. Лишь ловко варьировала фразами и делала тонкие намеки. А потом сказала: «Ну, давайте сделаем так: я вам напишу лечение, а вы посмотрите, можно ли тоже самое делать дома». Обильное питье, ингаляции, сиропчик при температуре, а в самых сложных моментах, при высокой темепратуре тела, подключить антибиотик. В этом заключалось наше последующее лечение. Я написала отказ от госпитализации, но до конца не была уверена, правильно ли поступила. А когда поставила подпись, спросила у сидящих рядом медсестер: «Я всё правильно сделала?»

- Конечно! – ответили мне медики. – В больнице и с пневмонией лежат, и с другими инфекциями, зачем вам здесь находиться?!

Увезти обратно на автомобиле скорой помощи нас отказались. Врач скривила лицо и сказала, что ей за это «попадет». Я настаивать не стала. После инъекции «гармончика», который они сделали, ребенку стало заметно легче. Поэтому через час мы уже вернулись домой на собственном транспорте. Ночь прошла спокойно, а весь следующий день мы ждали педиатра, надеясь, что врачи скорой помощи передали наши данные в детскую поликлинику. Однако детского врача всё не было. А когда я позвонила в больницу в третьем часу дня, мне сказали, что данные не получали, педиатр уже не принимает заявки на сегодня, а если ребенку будет хуже, вызвать скорую. Ночью температура вновь подскочила. Малыша лихорадило, кашель не давал ему спокойно дышать. Я вновь вызвала скорую помощь. На этот раз нас повезли в сосновоборскую поликлинику. Увидев нас, заведующая отделением, нисколько не стесняясь, вопросила: «А нам-то их зачем привезли? Пусть идут к своему педиатру на прием или вызывают на дом врача!» Медики скорой помощи объяснили, что у нас температура и «очень нехороший кашель»: неплохо было бы сделать снимок и взять анализы крови. Но препирания со стороны сосновоборских медиков продолжались.

Моего ребенка всё же осмотрели, но сразу заявили: «Если пневмонии нет, мы вас не примем». Я согласно кивнула, лишь бы выписали направление на рентген и анализы. А дальше мы полчаса сидели в коридоре и ждали, пока у нас соизволят взять кровь, затем выслушивали от работников рентгенкабинета, что мы вообще не имели права идти сразу к ним, нужно было для начала педиатру в поликлинике показаться… Потом еще час ждали результатов анализов. И всё это время у ребенка была высокая температура, он капризничал, просил у меня пить, краснел, а «сердобольные» медики жаловались на то, что мы мешаем принимать других пациентов. Понятно, что это для меня болезнь ребенка – трагедия. А для них – обычное дело, каждодневная работа.

Снимок показал, что пневмонии нет. Но и ясности в диагнозе не было. Гораздо позже ко мне подошла заведующая детским отделением и сказала: «Это ларинготрахеит, и мое СУБЪЕКТИВНОЕ МНЕНИЕ – вам нужно пить тот антибиотик, который ребенок сможет пить. А сейчас идите домой и вызывайте участкового врача, чтобы он назначил вам лечение».

Проходя через такие проблемные ситуации, помнимаешь, что ты и твой ребенок нужны государству, когда здоровы и трудоспособны. А когда ты болеешь, то не нужен никому. А еще поражает бестактность и неуважение врачей. Так и хочется спросить: неужели своих детей они лечат также? Но всё это эмоции. По факту хотелось бы узнать, почему в нашей медицине царит такой беспорядок.

ляхов.JPG


Медицина сама нуждается в выздоровлении

Главный врач Центральной городской больницы в Сосновоборске Александр Ляхов говорит: «Врачи не злые собаки, которыми нас пытаются выставить. Просто в целом система здравоохранения переживает не самые лучшие времена». О том, что бригадам скорой помощи приходится транспортировать пациентов в Красноярск – факт давно известный. Причем чаще всего в краевые больницы доставляют беременных женщин и инфекционных больных.

В 2011 году в Сосновоборске было реорганизовано инфекционное отделение. Тогда больница не смогла получить лицензию на оказание этого вида медицинской помощи. Как поясняет главврач, для инфекционного отделения необходимо выполнение специальных норм, в том числе, и архитектурных: каждая палата должна иметь отдельный выход, нужны изолированные боксы. Пока этого нет, и в ближайших перспективах не рассматривается. Хотя потребность в собственном отделении есть: только в прошлом году госпитализировано 52 ребенка из Сосновоборска. Причем чаще всего в госпитализации нуждаются дети раннего возраста. В настоящее время пациентов с подозрениями на инфекционные заболевания приходится возить в краевой центр. Существует специальный порядок, согласно которому с сосновоборскими больными работают определенные учреждения. В частности, детей принимают в двух инфекционных больницах: ДИБ №1 и ДИБ №8. И, как правило, отказ в госпитализации получают только в самых крайних случаях. Чаще это происходит в разгар эпидемии, когда больницы переполнены. Именно сейчас в Красноярском крае и в Сосновоборске отмечается рост острых респираторно-вирусных инфекций.

- Существующий порядок не определяет какого-то конкретного количества койко-мест для пациентов из Сосновоборска, то есть мы не бронируем места для своих больных, - поясняет Александр Ляхов. – Однако накладки происходят в связи с ростом заболеваемости, и тогда нам приходится везти больных туда, где их могут принять. И если пациенты действительно нуждаются во врачебном наблюдении, то их обязаны госпитализировать. В других случаях врач может порекомендовать лечение на дому. Все расходы, связанные с транспортировкой больных, ложатся на фонд обязательного медицинского страхования. Но не стоит полагать, что машина скорой помощи должна заниматься извозом. Например, врачи «неотложки» вряд ли станут дожидаться осмотра больных, чтобы затем увезти их обратно домой. Ведь в это время к ним может поступить другой вызов, в том числе, и на дорожно-транспортные происшествия или другие экстренные ситуации. В этом случае пациент, отказываясь от госпитализации, должен самостоятельно добираться обратно. Если у него такой возможности нет, врачи никогда не выставят больного на улицу. В каждом лечебном учреждении есть диагностические палаты, где временно можно разместить пациента, тем более, с детьми.

Расхождение диагнозов, поставленных врачами скорой помощи и больницы, вполне возможно. Но чаще всего за эту погрешность ответственность, в том числе, и материальную (в виде вычетов из заработной платы), несет медицинский работник СМП. Но здесь работают врачи, призванные оказывать именно скорую медицинскую помощь, и порой им приходится перестраховывать свои действия, намеренно увеличивая риски больного. Точный диагноз всегда за теми, кто диагностирует здоровье пациентов в приемном покое стационара. А вот несвоевременная передача данных о вызовах – уже серьезное нарушение.

- В данном случае педиатр должен был посетить больного уже на следующий день, тем более, что изначально ребенку была показана госпитализация, - говорит главный врач Сосновоборской ЦГБ. - Но данные о пациенте были переданы поздно. В это время детский врач уже посещал больных на своем участке. По этому моменту с сотрудниками отделения скорой медицинской помощи была проведена беседа, и в будущем мы постараемся исключить подобные ситуации.

Однако словами делу не поможешь. Особенно в вопросах здоровья. Но сейчас и сама медицина нуждается в выздоровлении. И, по словам главного врача, этот процесс идет медленными шагами. Отсюда такое количество жалоб от пациентов. Только за последний год в Сосновоборске качеством оказания медпомощи остались недовольны 36 пациентов. Это те, кто не просто озвучил свои претензии, но и обратился в соответсвующие инстанции с жалобами. На деле это число намного больше. Так, в Министерство здравоохранения Красноярского края поступило 11 обращений от жителей нашего города, также 15 было написано в адрес главного врача ЦГБ, 6 – в городскую администрацию и одно отправлено в Правительство Российской Федерации.

- Если у пациентов возникают вопросы или претензии, то они всегда могут обратиться ко мне, - говорит Александр Ляхов. – Все замечания я готов выслушать как по телефону, так и при личной беседе в приемные дни.

Хочется верить, что эти обращения действительно будут услышаны. Ведь для многих больных врач остается последней надеждой на выздоровление. Но почему-то в наше время эта профессия всё реже вызывает уважение. Всё чаще – страх, который испытывает каждый, посещая больницу. Не только за качество услуг, но и за отношение к себе. И, получив дозу отрицательных эмоций в поликлинике, старается больше туда не возвращаться. Причина в самой системе, но никогда не стоит исключать человеческий фактор, когда за формальностями пациента просто не видят. Особенно печально, когда этот пациент – маленький ребенок.


Источник:  "Сосновоборская газета"
Короткая ссылка на новость: https://sosnovoborsk.ru/~FHrlm

Новое на сайте

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Каждый год по осени, как только пройдут первые собрания в детских садах и школах, в воздухе начинает витать вопрос о законности и необходимости сбора денег на различные «образовательные нужды». Рособрнадзор регулярно официально напоминает, что в образовательных учреждениях с родителей не имеют права брать деньги на бытовую химию, ремонты, учебники, оргтехнику и прочее. Чиновники, апеллируя законом «Об образовании», призывают не бояться и писать официальные жалобы на незаконные действия педагогов. А как разобраться, что законно, и в каком размере, а что является наглым побором?

читать все материалы

Недружественное дело

Недружественное дело

По данным следствия, обвиняемая, являясь индивидуальным предпринимателем, осуществляла эксплуатацию аквацентра «Дружба», расположенного в Березовском районе Красноярского края

читать все новости



   
Яндекс.Метрика