Новый подход к пассажирским перевозкам

Новый подход к пассажирским перевозкам
10.10.2013

Кто везёт, на том и едут. Эта поговорка еще недавно была очень актуальна для нашего города, только воспринимать ее стоило в прямом смысле. С введением автоматизированных способов работы с льготными категориями граждан некоторые перевозчики начали отказываться от тех, кто пользуется государственными гарантиями. Другие ограничивали число мест для проезда льготных категорий граждан. Наша газета вмешалась в конфликт, стараясь найти причину проблемы и способ её решения. Мы выслушали обе стороны, заявили в прокуратуру и Министерство транспорта. В нескольких выпусках следили за развитием ситуации и позволяли вам сделать свои выводы.

Некоторые читатели ежедневно сообщали нам о ситуации на автобусных остановках. Другие ждали новых комментариев. Активно обсуждается эта тема и в интернете. Местные блогеры отказываются верить в искреннее желание нашей редакции помочь льготникам разобраться в ситуации и видят в этом намеренную травлю перевозчиков. Вот что пишет блогер Роман Владимирович на городском портале в комментариях к статье о льготных перевозках: «Если ответственные люди, типа Главы города, его замы, министр транспорта никак не комментируют ситуацию, а везде фигурируют пресс-секретари, начальники отделов, специалисты, значит, дело тут не такое уж простое…» Дело действительно оказалось непростым. Проблема затянулась на несколько месяцев. И всё это время со страниц газеты мы давали высказаться и льготникам, и самим перевозчикам. В это же время над ситуацией работали чиновники. Сегодня мы предлагаем читателям еще один материал по этой теме. Накануне главному редактору «Рабочего» Ольге Шляховой удалось встретиться с министром транспорта Красноярского края и задать накопившиеся вопросы. И вот, что отвечает Сергей Ерёмин.

— Да, проблема с льготными перевозками реально существует. И не только в Сосновоборске. Ее нужно не замалчивать, а пытаться разобраться и решить. Наши представители неоднократно были в вашем городе. Но зная, что приедет краевая комиссия, отдельные люди сумели всё организовать и скрыть некоторые негативные моменты. Однако всё тайное становится явным, и мы понимаем, что не всё идеально в этой истории. Поэтому работать необходимо всем: и администрации, и нам, ведь пригородные пассажироперевозки входят в зону компетенции министерства края. А самая большая работа предстоит перевозчику. Он должен понимать свою социальную задачу. Пассажир — это его клиент, который является источником дохода, и именно так его нужно воспринимать.

— Конфликт между льготниками и перевозчиками возник одновременно с введением автоматизированного учета. Неужели в нем кроется основная причина проблемы?

— Скажу так: когда вода мутная, всех это устраивает. Можно лечь на дно, и никто ничего не увидит. Проблемы возникают, кода начинаешь наводить порядок и выстраивать прозрачность отношений. Это всегда напрягает. Так случилось и в данной истории. Когда мы начали вести автоматизированный учет объема перевозок, это стало невыгодно тем, кто ими занимается. Теперь мы не просто доверяем бумажным спискам, которые подают перевозчики для отчёта —
сейчас мы видим фактические данные, которые невозможно преувеличить или, наоборот, скрыть. Естественно, что привыкшие к иным методам работы перевозчики воспротивились новой системе, ведь таким образом они могут потерять часть «левой» прибыли, которую имели раньше. Неприятно, что заложниками ситуации становится самая незащищенная категория граждан: пенсионеры, инвалиды... Мне жаль этих пассажиров, но если ничего не менять, то дальше будет еще хуже. Льготников сейчас воспринимают, как инструмент для лоббирования своих интересов. За счёт них перевозчик отстаивает свои права. И это поведение очень некорректное. Но нужно переходить к процессу нормальных отношений. Необходимо обеспечить качество перевозок, чтобы не было нареканий со стороны пассажиров.

— Как же вы намерены выстраивать эти нормальные отношения с перевозчиками?

— Нужен документ, который будет четко регламентировать ответственность перевозчика. Пока такого документа в крае нет. Сейчас любой гражданин может сказать, что желает заниматься перевозками. А мы обязаны согласовать, без каких-либо требований. При этом не важно, кто и как работает. Поэтому мы предлагаем цивилизованный способ. Нужно определить, какое количество машин должно быть на линии, сколько пассажиров перевозится по этому маршруту, какое у него расписание, а затем провести конкурс, обязательным условием которого будет перевозка льготников. Тогда «господин Перевозчиков» не станет говорить: «Я тебя повезу, но только в третьей машине, а эти две повезут платных пассажиров». Сейчас вся надежда на морально-этические качества перевозчиков, что неправильно. Знаете анекдот: лежит пациент на операционном столе и спрашивает: «Доктор я не умру?» «Да что вы! Вы знаете, как нас за это ругают!» – отвечает врач. У нас ситуация похожая. Ругают перевозчиков, а результатов нет. Он как занимался своим делом, так и продолжает.

— Неужели нет никаких рычагов воздействия на нерадивых перевозчиков, которые отказывают льготникам в проезде или, например, не выпускают на рейс автомобили, не соблюдают расписание?

— Есть разные механизмы: и контрольно-надзорная станция, и транспортная инспекция проверяют. Но это не самый эффективный инструмент, как показывает практика. В транспортной деятельности есть некий нормативный вакуум. Все документы, по которым мы работаем, были созданы еще в 80-х годах. Сейчас государство живет в другом формате, а мы до сих пор пользуемся актами и уставами прошлого века. Поэтому возникают конфликты, решение которых – установить четкие правила в организации пассажироперевозок. Возить льготников должно быть обязанностью, а не прихотью. «Повезу или не повезу» - неприемлемо. Нужен определенный договор с перевозчиком. Не выпустил машину на линию, значит, сорвал расписание, люди не приехали в точку назначения, опоздали… С таким договор нужно расторгнуть. Нужны правила, чтобы все понимали, кто чем занимается и за что отвечает.

— Я правильно понимаю, что сейчас транспортная сфера находится в стадии перемен?

— Да, и первым этапом перемен стал закон Красноярского края, основная идея которого: маршруты должны предоставляться на конкурсной основе.

— Когда же он начнет действовать?

— Его реализация начнется в 2014 году, но точную дату мы пока сказать не можем. Главная цель: выстроить те отношения между перевозчиками и пассажирами, где есть гарантия безопасного, комфортного и своевременного приезда в точки назначения. Регулировать такие отношения будет договор, а не формальные согласования. Перевозчик должен будет изучить конкурсную документацию. На ржавой телеге он уже не сможет заявить об участии, потому как есть конкуренция. Будут и современные требования безопасности, и необходимость работы с системой Глонасс. Сейчас идет внедрение этих условий в работу межмуниципальных маршрутов. И уже видно, что перевозчик меняется: появляются новые автобусы, есть импульс к повышению качества. Думаю, что, учитывая такое пристальное внимание министерства к проблеме перевозок, перевозчики задумаются, и количество жалоб от пассажиров сократится. И, в первую очередь, от льготников. Ведь это те же пассажиры, за которых предприниматель получает деньги.

— Может, дело в том, что компенсация за проезд по социальной карте не возмещает всех затрат, которые несут перевозчики, и поэтому они так «боятся» льготников?

— Перевозчикам компенсируют затраты на льготные перевозки в полном объеме и своевременно. Но, конечно, им лучше получить сразу наличный расчет от платного пассажира. К тому же эти наличные берут водитель или кондуктор, которых никто не контролирует. За льготных пассажиров идет оплата каждый месяц по безналичному расчету, что некоторым не совсем удобно. Еще одна проблема: введение автоматизированного учета, благодаря которому четко определяется количество льготников и фиксируется фактическое расстояние, которое пассажир проехал. Теперь чётко виден объём перевозимых льготников и, как результат, прозрачность получения государственных субсидий. Если пассажир-льготник сел в Сосновоборске и едет до Березовки, например, то зачем бюджету переплачивать за него?! Раньше мы этих данных не видели и оплачивали по бумажным реестрам, которые составляли либо водители, либо кондукторы. Сейчас это отслеживают спутниковые системы. Всё необходимое оборудование и считывающие устройства мы предоставили перевозчику на основе арендной платы, которая составляет около 250 рублей ежемесячно. Но перевозчики стали жаловаться, что система Глонасс дает сбои. Сейчас процент всех ошибок составляет всего лишь 0,5%. С 1 апреля был запущен тестовый режим, мы принимали отчеты, в том числе, и в письменном виде. За три месяца сорок перевозчиков на пригородных маршрутах с 50% ошибок спустились до 0%. Ошибки остались только у тех, кто принципиально отказывается от новой автоматизированной системы. Более того, на сегодняшний день решается вопрос, чтобы эти ошибочные технические моменты возместить по максимальному тарифу. Напомню, как государством тарифицируются пригородные перевозки за выполненную работу: за один километр — 1 рубль 42 копейки. Это просчитанная и экономически обоснованная сумма.

— Теперь другая проблема: водители отказываются делать промежуточные остановки, ссылаясь на то, что они не прописаны в паспорте маршрута. Насколько это правомерно?

— В любом паспорте маршрута прописаны остановки по требованию. Если это не запрещено дорожными знаками, если есть специальные оборудованные места для остановки общественного транспорта, то перевозчик обязан остановиться по требованию своих пассажиров. Такие остановки есть в Терентьево и в Березовке. Но это больше вопрос нетрудовых доходов. Перевозчики и платных пассажиров порой вынуждают оплачивать за невыполненную работу. Билет предоставляют и предлагают оплатить до конечной остановки. Стоит билет, например, от Сосновоборска до автовокзала 39 рублей, а я выхожу в Березовке, но мне всё равно нужно платить полную стоимость. Это равносильно тому, что я прихожу в магазин и прошу 300 граммов колбасы, а мне предлагают оплатить за килограмм.

— Сегодня утром в редакцию поступил очередной звонок с жалобой: женщине отказали в проезде на 130 маршруте, сказав, что возьмут только троих льготников в машину. Она была четвертой. Надо сказать, что такие сигналы от льготников стали поступать реже, но всё же имеют место быть.

— К нам тоже поступают звонки с жалобами. И все перевозчики, которые попадают в чёрный список, в конце концов, будут лишены лицензии. Понятно, что они сопротивляются новой системе. К тому же работают так, как им угодно: меняют расписание, не выводят автомобили на линию. Такие нарушения нужно устранять. Есть и человеческий фактор: грубость персонала. Пассажиры, которые сталкиваются с какими-то проблемами, могут всегда обращаться к нам. На оборотной стороне социальной карты есть единый телефон информационной линии. Если есть претензии, нужно звонить. Наша позиция ясна: мы хотим навести порядок, исключить субъективность отношений и создать государственный стандарт перевозочного процесса.

Подготовила Дарья Лисько 

Источник:  газета «Рабочий»
Короткая ссылка на новость: https://sosnovoborsk.ru/~XNk6j

Новое на сайте

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Каждый год по осени, как только пройдут первые собрания в детских садах и школах, в воздухе начинает витать вопрос о законности и необходимости сбора денег на различные «образовательные нужды». Рособрнадзор регулярно официально напоминает, что в образовательных учреждениях с родителей не имеют права брать деньги на бытовую химию, ремонты, учебники, оргтехнику и прочее. Чиновники, апеллируя законом «Об образовании», призывают не бояться и писать официальные жалобы на незаконные действия педагогов. А как разобраться, что законно, и в каком размере, а что является наглым побором?

читать все материалы

Недружественное дело

Недружественное дело

По данным следствия, обвиняемая, являясь индивидуальным предпринимателем, осуществляла эксплуатацию аквацентра «Дружба», расположенного в Березовском районе Красноярского края

читать все новости



   
Яндекс.Метрика