Они знают цену войны

Они знают цену войны
25.06.2014

Бежать. Бросив дома, вещи, нажитые годами, а вместе с ними воспоминания о мирной и когда-то счастливой жизни. Бежать, чтобы обрести надежду на будущее. Будущее своих детей. О том, что нет ничего страшнее войны, особенно той, в которой брат идет против брата, герои нашей статьи узнали не из учебников по истории. На их глазах разрушались города. Их мужей призывали на бой против своих же детей. И то, что раньше казалось невозможным и даже невообразимым, со временем стало приемлемым: закрыв свои квартиры, и оставив в них прошлую жизнь, они покинули родные места.

Здесь не стреляют

Сегодня их можно смело назвать свидетелями войны, которым удалось сбежать с линии фронта. Не прошло и недели, как семья из Украины воссоединилась в деревне Тартат недалеко от Сосновоборска. Женщинам с детьми удалось эвакуироваться раньше, мужчины прилетели на самолете в понедельник. Мама, две дочери, два зятя, сватья и внуки. Всего 9 человек. Когда соседи, друзья начали бежать, куда глаза глядят, а некоторые переезжали даже совсем к незнакомым людям в Россию, Галина Галкина знала – в Сибири ее ждет родная сестра. Жить в Краматорске и Славянске с каждым днем становилось всё опаснее. Галина Григорьевна плачет, вспоминая:

- Я поседела за несколько дней, - рассказывает она. – На наших глазах бомбили, стреляли, убивали. В реальности всё намного ужасней: тысячи убитых, в том числе и мирные жители. Бомбят по магазинам, больницам, школам… Нет света, нет воды. Каждый день я видела, как хоронят людей… По улицам ездили танки и БТР. Нас обстреливали, не хватало продуктов и лекарств….

Галина Григорьевна начинает плакать. От сожаления. Ведь там осталось все, что у нее было. В прошлом году она получила квартиру в Краматорске, только-только начала ее обживать. Но и от счастья плачет тоже. Теперь ее дети и внуки вне опасности. Характеризуя обстановку на Украине, женщина говорит лишь одно: «Хаос!». И единственным способом спасти свои жизни в этом хаосе стал побег из страны: «Нам было главное – вырваться оттуда».

- У меня на работе была женщина, которая говорила: «Ну и пусть бомбят! Хоть припугнут вас, русских». Но потом, когда ее ребенок начал заикаться, она сама испугалась, - рассказывает Галина Евченко, дочь Галины Григорьевны. – Вообще, тех, кто выступал за единую Украину, было много. Но больше было тех, кто просто хотел жить спокойно. Но этого единения в западной и восточной частях не было никогда. В последнее время даже дети стали негативно относиться к тому, что происходит. В школах отказывались учить гимн Украины, когда им приказывали это делать. А на выпускных линейках перестали вывешивать украинский флаг. Люди понимали, что никого не будут спрашивать. Убивать станут всех, без разбора, уничтожая целые села и города.

Галина и ее сестра вместе с детьми выехали из города на автобусе. 9-летняя Алина вспоминает, как они добирались всю ночь, пришлось миновать 3 блокпоста и везде их досматривали, допрашивали. Проезжали мимо окопов и танков. Было страшно – говорили, что за день до этого здесь расстреляли автобус с людьми. Девочка держала маму за руку, практически все вокруг плакали. При виде символики нацгвардии мама прятала девочку под сиденье. Для маленькой Алины последний месяц стал настоящим испытанием. Обстрелы в Краматорске начинались вечером и продолжались до утра. Снаряды разрывались на таком расстоянии от домов, что стекла в окнах дребезжали. Алина надевала зимнюю шапку, чтобы шум не был таким сильным, и пряталась под стол. Её двоюродный брат Ярослав в это время был в Славянске. В свои 7 лет он серьезно рассуждает о боеприпасах и оружии. Знает, что такое белый фосфор и умеет отличать танк от БТР. Когда у Ярослава спрашиваешь, кто воюет в твоем городе, мальчик серьезно отвечает:

- Ополченцы и сепаратисты.

- А ты за кого?

- А я нейтрал, - уверенно говорит Ярослав.

- А здесь тебе нравится?

- Ага. Здесь не стреляют.

С риском для жизни

Вера Войлова, мама Ярослава, работала воспитателем в детском саду Славянска. Работала до последнего, пока близкие не настояли на переезде. Вера вспоминает:

- 29 мая я пришла, как обычно, в 7 часов на работу. И через полчаса стали строчить пулеметы. Мы быстро одели ребятишек и спустились в подвал. Конечно, малыши пугались, плакали. Затем за ними стали прибегать испуганные родители. Но обстрелы учащались с каждым днем. Люди начали уезжать, оставляя все, что у них есть. Например, мои соседи уехали в Тюменскую область. Бросили 2-этажный коттедж, высокооплачиваемую должность. Ради спасения детей. У каждого из нас был собран тревожный чемоданчик. Документы с работы мы забирали под расписку о возвращении. Денег практически не было - последний раз зарплату, пенсии мы видели 15 мая. Все боялись, что нас не выпустят на границе. Мы были предупреждены, что нельзя иметь никакой российской атрибутики, а особенно георгиевской ленточки.

На автобусе женщины с детьми приехали в Симферополь. Отсюда им предстояло вылететь на самолете в Красноярск. Денег на билеты не хватало. На помощь пришла кассир, увидевшая в паспортах города Краматорск и Славянск. Она быстро сделала чай ребятишкам, угостила конфетами…Открыв кошелек, достала все деньги, что были, и протянула Галине и ее сестре.

- Мы никогда не были в такой ситуации, что приходится брать деньги у чужих людей, - скромно рассказывает Галина Евченко. – Сами всегда работали, копили, брали кредиты и расплачивались. А сейчас вынуждены обращаться за помощью и принимать ее от других.

Мужья Галины и Веры добирались в Красноярск из Москвы. Уроженцы Украины, они были вынуждены скрываться от нынешней власти, чтобы не попасть в национальную гвардию и не воевать против своего же народа. Русских, говорят, там ненавидят.

- Сначала мы думали, что это несерьезно. Что Киев далеко и до нас не дойдет,- рассказывает Владимир.- Но затем у жителей Славянска началась жизнь под обстрелом. Приходилось менять свои квартиры на подвалы. Работали под свистом пуль и разрывами снарядов, с риском для жизни. Военные бомбили по церквям, детским садам, легковым автомобилям и магазинам. Прежней жизни там уже не будет никогда. Уезжая, мы знали, что больше не вернемся. Ведь наши города разрушены, и когда их восстановят, да и будут ли, неизвестно.

60-летняя мать Владимира надеялась встретить старость в родном доме. Когда дети заговорили о том, что нужно уезжать, Нелля Васильевна заявила: «Не поеду! Пусть под пулями, под танками или самолетами, но умру здесь!» Вскоре женщина попала под настоящий обстрел. Среди белого дня начались бои. Вокруг взрывались снаряды.

- Прохожие упали на землю, - вспоминает Нелля Васильевна. - Один из осколков попал в женщину, пробегавшую рядом. Ей оторвало руку. В тот миг я закрыла глаза и сказала себе: «Если выживу, обязательно уеду вместе с детьми!».

Надежды на мирное небо

И вот теперь они вместе. Перечеркнув все планы и мечты, пытаются строить новую жизнь. Хотя сейчас все находятся в состоянии передышки. Необходимо сделать документы, устроить детей в школу, найти работу.

- Хочется спокойной жизни. Конечно, у нас были свосем другие планы, - говорит Галина Евченко. – Я всегда боялась перемен, а тут время все расставило по местам. Жалко все, что было нажито. Недавно совсем дочке комнату детскую сделали, купили новую мебель. Взяли в кредит стиральную машинку. А сюда приехали без ничего. Даже зимних вещей с собой не смогли привезти. Все придется начинать с нуля. Всю жизнь. Но, вновь слыша смех ребятишек, понимаешь, что это того стоит.

Сбежавшие с Краматорска и Славянска утверждают: пускай сегодня у них отсутствует многое из необходимого для нормальной жизни, зато есть самое главное. Это мирное небо над головой и спокойствие за жизнь своих детей. Наверное, понять это может только тот, кто увидел, что такое война. Сейчас все члены семьи делают документы. Они обязательно устроят свою жизнь, найдут работу. А пока рады любой помощи, любой поддержке, принимать которую им очень стыдно, но необходимо. Если у вас, дорогие читатели, есть возможность откликнуться и помочь конкретным людям, звоните в нашу редакцию: 3-30-77.

ФАКТ: За последние две недели границу с Россией уже пересекли 109 тысяч граждан Украины. По данным ФМС, с начала года на территории Сибири за статусом беженца обратилось около 30 украинских семей, за статусом временного убежища — около 50.

Дарья Лисько

Источник:  "Сосновоборская газета"
Короткая ссылка на новость: https://sosnovoborsk.ru/~gh1nS

Новое на сайте

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Каждый год по осени, как только пройдут первые собрания в детских садах и школах, в воздухе начинает витать вопрос о законности и необходимости сбора денег на различные «образовательные нужды». Рособрнадзор регулярно официально напоминает, что в образовательных учреждениях с родителей не имеют права брать деньги на бытовую химию, ремонты, учебники, оргтехнику и прочее. Чиновники, апеллируя законом «Об образовании», призывают не бояться и писать официальные жалобы на незаконные действия педагогов. А как разобраться, что законно, и в каком размере, а что является наглым побором?

читать все материалы

Недружественное дело

Недружественное дело

По данным следствия, обвиняемая, являясь индивидуальным предпринимателем, осуществляла эксплуатацию аквацентра «Дружба», расположенного в Березовском районе Красноярского края

читать все новости



   
Яндекс.Метрика