Упавший духом гибнет раньше срока

Упавший духом гибнет раньше срока
18.07.2013

Инвалидность — отсутствие души и разума, а не части тела

«Инвалидность может быть в голове, а не в физических ограничениях. Я себя инвалидом не считаю». Вы даже не представляете, насколько удивительно и радостно слышать такое из уст человека, оставшегося без обеих ног. Как много среди нас людей, которые опускают руки из-за редких мелочей и простых неудач. Как мало тех, кто способен бороться за себя и полноценно жить, несмотря ни на что. Сегодня мы открываем новую рубрику, главными героями которой будут люди, преодолевшие жизненные трудности. Такие люди производят впечатление непотопляемого корабля или скалы, но большинство из них когда-то были совсем другими. Судьба послала им сложные испытания, но они обратили их в новую жизнь.

С Андреем Филькиным мы смогли встретиться лишь вечером, когда он окончил свой трудовой день. Андрей работает, как обычный человек, и даже более того. Бывает, что проводит в машине до десяти часов. Он лишился части своего тела, но не утратил оптимизма и желания жить.

У этого 54-летнего мужчины нет ног и даже протезов. Его история — невероятный пример мужества и силы воли. Но любителям душещипательных рассказов она может не понравиться. В сочувствии, а тем более, в жалости Андрей Филькин не нуждается. У него выросли крылья, помогающие жить дальше, смотря на все невзгоды свысока.

Однажды вся жизнь Андрея Филькина разделилась на два отрезка, виной чему стала страшная и нелепая трагедия. До нее мужчина почти 20 лет работал в ГИБДД: сначала инспектором, затем командиром взвода. В ноябре 2000-го он помогал товарищам грузить железобетонные плиты. В какой-то момент одна из них сорвалась с крана. Друзья громко окликнули его, но отбежать он не успел. Бетонная плита разом обрушилась на мужчину.

— Сознание я не терял, сразу понял, что остался без ног. Испугался ли я? Наверное, нет. Страха за себя не было. Было больно и обидно за родных людей, за то, что я могу принести им горе и страдания, — рассказывает Андрей.

Какое-то время мужчина привыкал к своему новому состоянию. После полутора месяцев, проведенных в постели, сил встать и что-то делать не было. Но время лечит всё, даже самые тяжелые раны. Для начала Андрей освоил инвалидную коляску, которая незаменима в передвижении по дому. Сейчас готовит пищу, убирает, гладит — всё сам. Со временем руки стали сильнее, теперь он без особых трудностей запрыгивает в ванну, выскакивает из машины, на руках добирается до квартиры. С сожалением говорит, что сократились выходы в театры и магазины, куда уже не зайдешь без посторонней помощи, но в остальном у него всё складывается удачно. За несколько лет его окружение пополнилось добрыми и отзывчивыми людьми, окрепла вера в себя. Спустя год после случившегося он вновь сел за руль. Оборудовал автомобиль ручным управлением, которое пришлось выписывать из Челябинской области. И вот уже восемь лет Андрей Филькин работает в такси, ежедневно улыбаясь людям и помогая им вовремя добраться до необходимых мест.

— Голова на плечах есть, а это самое главное. Ни разу не было случаев, чтобы кто-то из пассажиров испугался или вышел из моей машины. Бывает, удивляются, расспрашивают, когда видят, что у меня нет ног. Но, в основном, это обычная работа. Есть свои постоянные клиенты, а когда приезжаю в какую-нибудь деревню повторно, то все здороваются, машут руками… К людям — с добром, и они тебе тем же отвечают.

Сначала мне было трудно смотреть на Андрея. Не знаю, чего я боялась больше: увидеть человека, не похожего на других, или обидеть его своими вопросами. Но мои робость и неуверенность исчезли в первые же минуты разговора. Оказалось, что Андрей себя и мир вокруг воспринимает привычным, обыденным, без сложностей и затруднений. И даже увлечение у него вполне обычное для мужчин — уж очень любит он порыбачить на Енисее.

— Мы с друзьями часто ездим на рыбалку. Я запрыгиваю в лодку и получаю наслаждение от самого процесса. Вообще, конечно, условий для быта людей с ограниченными возможностями у нас в стране мало. Но лично я особых проблем не испытываю. Единственная трудность для меня — это парковки, так как я сам управляю автомобилем. Недавно купил квартиру по улице Весенней, 4. Там оборудована парковка для инвалидов, поставлен специальный знак, но люди не понимают или стараются этого не замечать. Ставят машины, занимают места. А когда им начинаешь говорить, они в ответ задают нелепый вопрос: «А нам где парковаться?» Ну, простите, вы на ногах ходите и можете десять-двадцать метров пройти, а мне каково?! Вот эта проблема существует и, в первую очередь, она говорит о внутреннем отношении и даже неуважении людей к инвалидам.

Сам Андрей не состоит в обществе инвалидов. Говорит, что ему достаточно своего круга общения, ведь он ни в чем себе не отказывает, живет нормальной жизнью. У него подрастает замечательный сын, работа приносит удовольствие, до сих пор жива мама, которая звонит по нескольку раз в день, заботясь и переживая. Нередко навещают бывшие коллеги и школьные друзья. Правда, личная жизнь не заладилась, но об этом мужчина говорить не захотел. Порой душевные раны гораздо больнее физических.

— Многие люди сами не хотят что-то менять в своей жизни, совершать поступки, идти к своей цели, просто шевелиться. Ведь есть те, кто находится в гораздо лучшем положении, чем я, но отчаиваются, опускают руки, пеняют на судьбу. Надо бороться, не обращать внимания на неудобства. Я считаю, что человек сам кузнец своего счастья, даже если он инвалид.

Слушая Андрея, я понимала, что мы, здоровые люди, живем в своем мире, в котором порой нет места инвалидам. Мы не замечаем знаков, указывающих на парковку определенной категории граждан. Ставим свои автомобили, где пожелаем, не думая, что человеку без ног трудно добираться до своей квартиры, а дедушке на инвалидной коляске невозможно спуститься по пандусу из-за перекрытого выезда. Мы не знаем, как тяжело слепым переходить дорогу, не видя светофора, как визит в поликлинику становится для колясочников настоящим подъемом на Эверест, как сложно им открывать тяжелые железные двери или подниматься по лестнице, когда сломан лифт…

На городских улицах редко встретишь людей на инвалидных колясках: чаще всего они заперты в своей квартире, изолированы от общества. Мы думаем, что с нами этого никогда не произойдет. Но в тоже время каждый из нас является соседом, знакомым, родственником или просто прохожим, который может помочь, поддержать, поговорить.
— Не люблю я это слово — инвалид, — подводит итог Андрей Филькин.- Ведь если ты остался жив, можешь говорить, петь песни, думать, мечтать. Значит, ты обычный человек и можешь всё. А инвалидность — это асоциальный образ жизни, отсутствие души и разума, а не части тела.

Дарья Лисько

Источник:  газета «Рабочий»
Короткая ссылка на новость: https://sosnovoborsk.ru/~7kWLV

Новое на сайте

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Как отличить законный сбор денег от поборов?

Каждый год по осени, как только пройдут первые собрания в детских садах и школах, в воздухе начинает витать вопрос о законности и необходимости сбора денег на различные «образовательные нужды». Рособрнадзор регулярно официально напоминает, что в образовательных учреждениях с родителей не имеют права брать деньги на бытовую химию, ремонты, учебники, оргтехнику и прочее. Чиновники, апеллируя законом «Об образовании», призывают не бояться и писать официальные жалобы на незаконные действия педагогов. А как разобраться, что законно, и в каком размере, а что является наглым побором?

читать все материалы

Недружественное дело

Недружественное дело

По данным следствия, обвиняемая, являясь индивидуальным предпринимателем, осуществляла эксплуатацию аквацентра «Дружба», расположенного в Березовском районе Красноярского края

читать все новости



   
Яндекс.Метрика